Все, что вы хотели знать о витамине B17

Витамин в17

 

 

 

 

 

 

 

 

Несмотря на то, что мы, люди, уже смогли опуститься на дно океана и взлететь, если не к звездам, то хотя бы пробить небесную твердь космическими кораблями и покинуть пределы Земли, до сих пор мы не знаем точного строения самого важного механизма на нашей планете. Думаем, что ни разу не слукавим, если назовем человеческое тело «самым неисследованным объектом во вселенной». И наличие столько большого числа, которое мы имеем на данный момент, пробелов в знаниях о строении нашего организма объясняется весьма просто. Современная медицина — это молодая наука, рождение которой можно отнести к первой половине XX-го века.

Большая часть открытий, которые были сделаны нашими предками, например греческими лекарями или учеными-гуманистами эпохи ренессанса, были в основной своей массе отвергнуты их современными коллегами. Рене Декарт, например, считал, что в голове человека находится шарик, который соединяет физическую и духовную оболочку. И хоть он и был философом, а не врачом, этот пример отлично показывает «средневековье» в представлениях людей о строении нашего тела. Впрочем, эту теорию достаточно быстро опроверг его коллега по цеху — Бенедикт Спиноза, которому пришло в голову разрушить теорию дуализма Декарта самым простым путем. Спиноза вскрыл череп умершего и на сумел найти в нем тот самый сокровенный шарик, который был бы способен соединить в себе два абсолютно разных мира.

Приведенная история имела место быть три века назад и она является единичным примером тотальной безграмотности человека того времени в медицине. Но таких историй можно отыскать тысячи. Впрочем, нам известны и весьма удачные и своевременные открытия, которые помогли здравствовать миллионам, если не миллиардам, людей в последующие годы. Таким знаковым примером является вакцинация от оспы, которая помогла полностью искоренить эту болезнь на земном шаре. В данный момент штаммы оспы можно найти разве что в исследовательских лабораториях, дислокация которых хранится в строжайшем секрете.

На данный момент существует множество болезней, которые человек успешно научился лечить. Разве могли мы подумать 50 лет назад, что доживем до момента, когда сможем успешно пересаживать органы? Полвека назад эта мысль звучала, как научная фантастика, а сегодня мы не только можем пересадить больному почку или даже сердце, но и умеем выращивать искусственные органы, которые в скором времени достигнут высокой планки качества и будут способны полностью заменить трансплантацию органов от человеческих доноров.

Тем не менее, существует так же множество болезней, лечение которых до сих пор не поддается нам, с какой бы стороны мы ни зашли. Одной из таких болезней посвящена наша сегодняшняя история. Эта болезнь сопровождала нас на всем протяжении существования живых организмов на Земле, но лишь относительно недавно человек смог объединить группы разрозненных симптомов в одно название и дать этой болезни страшное имя:

Рак.

О раке написано множество книг и научных статей, сняты десятки и сотни научно-популярных и документальных фильмов, но, даже несмотря на высокую степень наших знаний о течении этой болезни, мы до сих пор не можем точно сказать, как она, например, зарождается. Что является ключевым критерием в образовании первой раковой клетки в организме. Генетическая предрасположенность или среда обитания? Курение или жирная пища? Факторов слишком много и учесть каждый из них, чтобы оградить себя от возможности поражения раком, абсолютно невозможно. Впрочем, слово «невозможно» мы применяем больше для завязки истории и только потому, что такими категориями и понятиями оперирует «традиционная» медицина. Сегодняшняя наша статья посвящается диаметрально противоположной от традиционной точки зрения на вопрос появления рака и лечения онкологических заболеваний в целом. Сегодня мы поговорим о витамине B17 и постараемся затронуть, пусть и не слишком глубоко, но все вопросы, которые имеет читатель, открывший данную статью.

Что же такое витамин B17

Вещество, которое в наше время называется витамином B17, было впервые получено французским химиком Пьером Жаном Робике в 1830 году. После пятнадцати лет исследования свойств горького миндаля, он смог открыть абсолютно новую, неизвестную до этого науке, группу веществ — гликозиды. Первому добытому из миндаля веществу Робике дал имя «амигдалин» и за несколько лет популярность этого соединения выросла настолько, что на протяжении всего XIX-го века оно использовалось в самых различных сферах человеческой жизнедеятельности.

Современную же нишу амигдалин занял благодаря Эрнсту Т. Кребсу, который активно исследовал свойства амигдалина и пришел к выводу, что он способен разрушать раковые клетки в человеческом организме, не затрагивая при этом наши собственные ткани. Кребс поспешил запатентовать амигдалин, как средство для лечения рака, и, чтобы избежать волокиты с американским законодательством, которое обязало бы его проводить глобальные и дорогостоящие исследования, при регистрации амигдалина, как лекарства, он решил оформить его, как витамин. Витамины не подвергались обязательным исследованиям и поэтому Кребс смог запустить свое революционное средство от рака в самые короткие сроки. На момент подписания патента существовало уже 16 витаминов группы B и поэтому господин Кребс решил без особого стеснения взять следующий порядковый номер.

По большому счету, мы можем выделить из данной истории мысль о том, что «витамин B17» — это торговая марка. Ни больше ни меньше. Само же вещество имеет абсолютно другое название, но эта история похожа на подавляющее большинство историй брендирования веществ в медицине. Например, Но-Шпа в аптеке стоит примерно 300 рублей и состоит на 95% из дротаверина, который можно взять там же в 10 раз дешевле. Остальные 5% состава приходятся на оболочку таблетки. Хорошо это или плохо? Ответ простой — это бизнес.

Темная сторона бизнеса

Одной из отличительных черт бизнеса, как сущности современного мира, является наличие конкурентов. Причем в большинстве стран отсутствие конкурентов в твоей нише называется вполне официальным словом «монополия» и преследуется по закону. Пожалуй, все помнят историю с компанией Microsoft, политика которой в отношении конкурента (NetScape) чуть не привела к краху крупнейшей на Земле корпорации. Всего лишь одно решение Билла Гейтса по внедрению в систему Windows бесплатного аналога продукции NetScape могло привести к чудовищным последствиям. После чуть не случившегося фиаско господин Гейтс переосмыслил свою жизненную позицию и стал постоянным участником всевозможных благотворительных фондов. Но эта история имеет относительно благополучный конец. А тем временем в мире существует множество примеров, когда монополия ведется на государственном уровне и защищать тебя в случае нарушения твоих конкурентных прав будет абсолютно некому.

Одним из таких примеров является государственная монополия в сфере лечения онкологических заболеваний. Хоть это и не афишируется, но зачастую государство напрямую контролирует деятельность всех центров, которые имеют лицензию на лечение рака и формирует цены на данную услугу среди населения. Мы сами не являемся сторонниками заговоров, но факт лоббирования здесь налицо. Витамин B17, который успешно применялся в борьбе с раком, являясь прекрасной альтернативой «традиционной медицине» на данный момент находится в США вне закона. Распространителям грозит вполне серьезная уголовная ответственность. Почему же мы решили, что это именно лоббирование? Потому что не было проведено ни одного официального исследования и не существует ни одного заключения, что амигдалин действительно вредит здоровью человека (а именно по этой причине его запретили к распространению на территории Штатов). Действительно, разве государственным корпорациям выгодно, чтобы кто-то лечил рак в несколько раз дешевле и в несколько раз эффективнее? Вот и мы думаем, что невыгодно. Но давайте вернемся к вопросу цены и эффективности немного позже, а сейчас продолжим обсуждение заговора, целью которого является искоренение амигдалина, как средства, которое способно уничтожить «традиционную» онкологическую медицину и опустошить карманы заинтересованных лиц.

Одной из первых ссылок в Яндексе или Google при запросе «витамин B17» будет ссылка на статью «Амигдалин» на Википедии. Те, кто пользуется этим ресурсом, привыкли искать там объективную информацию по любому возникшему вопросу. И, если человек прочтет опус на Википедии, то у него встанут волосы дыбом от того, что мы пишем в данной статье. Но давайте, раз уж мы ратуем за объективность, не будем забывать несколько фактов:

      1. Написать статью на Википедию может абсолютно любой человек.

      2. Внести правки в статью может так же абсолютно любой человек.

      3. Отсутствие компетенции авторов в поднимаемом вопросе, пусть даже писали они статью с благой целью — спасти людей от «шарлатанства» и «яда».

Первые два пункта ставят под сомнение авторитетность Википедии, как источника информации. Попробуйте ради интереса внести правки в любую интересующую вас статью. Добавить «интересный факт», противоположную точку зрения. Вы удивитесь, насколько легко это будет сделать. Стоит ли говорить, что при наличии заинтересованных лиц в уничтожении витамина Б17, как лекарства от рака, статья «Амигдалин» целиком и полностью проплачена лоббистами? Нужны доказательства? В статье нет никакой информации об истории амигдалина, о человеке, который его открыл, о том, как амигдалин использовался вне медицины. Напротив, статья состоит на 90% из «доказательств» о том, что амигдалин — это «яд» и «шарлатанство». Разве эта информация является беспристрастной и объективной? Разве ее писал незаинтересованный человек?

Третий пункт нашего списка является камнем преткновения не только в вопросе амигдалина, но и правдивости информации в целом. Дело в том, что человек, достигший высокой компетенции в рамках одной тематики, начинает видеть откровенную ложь и несостыковки почти везде, куда бы он ни обратил свой взор. Мы уверены, что если наш читатель разбирается в какой-то узкой нише, в ее специфике и процессах, то не может со спокойной душой смотреть телевизионные программы, посвященные данной нише. Отовсюду начинает слышаться откровенная ложь и провокация. Внезапно приглашенные в эфир «эксперты» начинают казаться глупыми детьми, цель которых — поспорить о вещах, в которых они ничего не понимают. Так если такое случается с вашей нишей, не говорит ли это о том, что такое происходит повсеместно?

«Экспертное мнение»

Этот же вопрос касается онкологов, которые являются приверженцами «традиционной» медицины. Будет ли для вас откровением, что по проведенному нами опросу, более 50% врачей-онкологов (это не врачи общего профиля!) вообще не знают, что такое амигдалин или витамин B17? Казалось бы, что они являются специалистами и должны знать о своей нише все. По факту же мы получаем обратную картину.

«Что же с остальной частью врачей? Получается, они знают об амигдалине! Что они говорят о нем?» — спросите вы. И мы ответим — да, они знают о нем, и, к величайшему нашему сожалению, статистика мнений идет далеко не в пользу амигдалина. Лишь около 20% врачей, знающих, что такое амигдалин, поддерживают лечение рака с его помощью. Остальные 80% являются категорическими противниками и сыплют теми же эпитетами, что и авторы статей на Википедии: «яд», «надувательство», «грабеж». Но на основе чего они формируют свое мнение?

Ответ очень прост. Их мнение формируется под влиянием окружения. Информацию об альтернативных методиках лечения рака дают на лекциях в медицинских академиях в очень сжатом объеме или не дают вовсе. Это подобно обсуждению на уроках биологии альтернативных дарвинизму теориях о зарождении жизни на Земле и антропогенезе в целом. В современной школе этому уделяется один урок. Как человек может составить свое мнение о данном вопросе за один академический час, отделить зерна от плевел, попробовать докопаться до истины? Зачастую мы слепо верим нашим наставникам и все, что от нас требуют — это повторить на экзамене ту информацию, которую давал преподаватель. Проводить собственный анализ и высказывать свое мнение — верный путь к «неуд.» в аттестате или зачетной книжке.

Что удивительно, часто врачи узнают о витамине B17 от собственных пациентов. Обычно это происходит таким образом:

  • Доктор, вы знаете, я тут искал информацию о том, как можно еще лечить рак, и наткнулся на интересный препарат. Он называется амигдалин.

  • Я понятия не имею, что это такое, но хочу задать вам вопрос. Вы верите в это шарлатанство?

  • Почему «шарлатанство»? Послушайте, доктор. Там приводятся убедительные доводы, почему амигдалин действительно помогает в лечении рака!

  • А скажите мне, голубчик, это вы тратили семь лет на обучение на онколога, просидели штаны на сотнях лекций и стали дипломированным специалистом в данном вопросе?

  • Нет, но…

  • Ну так я заявляю вам со всей серьезностью — это все чушь и выдумки людей, чтобы заработать на вашем горе денег! Вы должны доверять мне, потому что я, в отличие от вас, разбираюсь в этом вопросе!

Что остается в такой ситуации ответить человеку, для которого интерес его выздоровления стоит гораздо выше, чем для любого, даже самого сердобольного врача? Аргумент «я врач, и я говорю вам, что это яд» от бывшего троечника, который еле-еле закончил медицинский институт и не разбирается в том, что такое амигдалин, но при этом считает себя высококлассным специалистом — это защитная реакция оскорбленного самолюбия. Не стоит слишком строго судить этих людей, но если вы встретите такого врача — бегите от него, сломя голову. Если врач не может объяснить вам, почему он применяет то, а не иное средство для лечения вашей болезни, если он в штыки воспринимает информацию и не может никак ее обосновать — этот врач не является специалистом. Скорее всего, у него в голове каждый день крутится вопрос «Что я делаю в этом лазарете? Я же в юности хотел стать рок-музыкантом! Может еще не поздно бросить все и круто изменить свою жизнь?». Такой врач не заинтересован в помощи вам, а именно желание помочь является самым главным критерием для вашего успешного выздоровления.

«Альтернативное» мнение

(Эдвард Гриффин, главный современный идеолог использования витамина B17)

К счастью, есть люди, которые не верят слепо словам и оперируют исключительно фактами, собирая информацию по крупице из абсолютно разных источников. Эти люди могут носить гордое звание «специалист» и, к сожалению, таких людей, применительно к тематике лечения рака при помощи амигдалина, катастрофически мало. В рамках данной статьи мы расскажем про двух таких специалистов: одного из основоположников лечения рака при помощи витамина B17, американского ученого и публициста — Эдварда Гриффина, и нашего соотечественника, руководителя Международного Центра Профилактики Онкологических Заболеваний — Власова Дениса Николаевича.

В 1973 году Эдвард Гриффин написал книгу, которая в будущем стала основным проводником к информации о витамине B17 на планете — «Мир без рака». Гриффин столкнулся с непониманием и непринятием издательств данной работы и первый тираж был напечатан на его собственные средства. В «Мире без рака» Эдвард описывает саму болезнь, как острую форму недостатка амигдалина в организме, сродни любым другим метаболическим заболеваниям (цинга), и предлагает лечить рак не с помощью лучевой или химиотерапии, а с помощью введения в рацион в необходимых объемах витамина B17 или использования его полусинтетичекого аналога — лаэтрила.

Кроме того, на страницах книги Гриффин приводит статистику лечения при помощи, как амигдалина, так и традиционных средств. Стоит ли упоминать, что по исследованиям команды Гриффина витамин B17 возвращал людей «с того света» даже тогда, когда «традиционная медицина» ставила на пациенте крест? Неоднократно имели место быть случаи «чудесного» исцеления даже на последних стадиях тяжелых форм рака.

Еще одной важной темой, поднимаемой Эдвардом, является противодействие распространению терапии с применением витамина B17 на территории США. Амигдалин запрещен там на законодательном уровне и автор считает это ничем иным, как стремлением государства держать под контролем всю индустрию лечения онкологических заболеваний. Работа Гриффина подверглась широчайшей критике со стороны адептов традиционной медицины, что является весьма весомым аргументом в пользу заговора, так как ни одно средство до, и ни одно средство после, не подвергались противодействию такой силы. Может потому, что амигдалин действительно помогает?

Никто иной, кроме Эдварда, лучше и не расскажет о заговоре государства и медицинских корпораций. Так что, если вас заинтересовали данные вырезки из «Мира без рака», то Вы можете обратиться напрямую к книге, почерпнуть массу уникальной в своем роде информации и обрести собственное видение проблемы. А мы переходим ко второму герою нашей статьи — Власову Денису Николаевичу.

Денис Николаевич является руководителем Международного Центра Профилактики Онкологических Заболеваний, который расположился в северной части Санкт-Петербурга. Центр существует уже около 7 лет и за это время успешно помог тысячам больных по всей России и странам СНГ.

Доктор Власов был первым человеком, который показал нашей стране амигдалин. Причем, история эта имеет грустную завязку. У Дениса раком заболела мама, и когда врачи-онкологи стали предлагать стандартный набор лечения, операция и химия, он не смирился с этим. Поиски альтернативных путей терапии привели его к витамину B17. Основательно изучив теоретическую базу, Денис начал самостоятельно проводить курс лечения больной матери. Когда, несколько лет спустя, вопреки мнению онкологов, мама была жива и ее самочувствие значительно улучшилось, Денис окончательно уверовал в силу амигдалина и решил помочь людям, которые так же искали пути борьбы с болезнью альтернативными методами. В 2012 году отправился в США и лично встретился с Эдвардом Гриффином, взял у него интервью и получил эксклюзивные права на выпуск книги «Мир без рака» на русском языке.

Впоследствии доктор Власов разработал и выпустил авторскую линию продукции с витамином B17, доработав состав зарубежных аналогов, что позволило амигдалину более эффективно добираться до раковых клеток в организме, значительно сократило необходимую для разового приема дозировку и, соответственно, снизило общую стоимость терапии.

Раз уж мы сказали про «грустную завязку», то стоит упомянуть и «хорошую развязку». Мама Дениса жива и находится в отличном самочувствии. В прошлом году ее сняли с учета в онкологическом диспансере. Этот факт крайне поразил врачей, которые наблюдали за ней все это время, но они до сих пор наотрез отказываются верить в силу витамина B17.

Денис Николаевич придерживается той точки зрения, что его одного будет недостаточно для того, чтобы противостоять медицинским корпорациям (что, впрочем, верная позиция), и навязывать свою методику он не собирается никому. Но он с радостью готов помочь любому человеку, который обратится к нему в центр. У него всегда найдется время, чтобы лично пообщаться с больным и составить правильный курс противостояния болезни.

О мексиканском B17

 

Самым крупным производителем препаратов под торговой маркой «B17» является мексиканская компания Cytopharma (Цитофарма). В их владении находится фармацевтический завод, который производит тысячи упаковок препарата в год. Одним из распространителей их продукции на территории бывшего СНГ является украинская компания с одноименным названием (которая, впрочем, не имеет никакого отношения к самой Цитофарме). Почему же важно упомянуть эту продукцию в рамках данной статьи?

Во-первых, Цитофарма в своих препаратах использует не чистый амигдалин, а лаэтрил — полусинтетический аналог амигдалина. Это позволяет значительно удешевить стоимость производства. Но у каждой монеты есть обратная сторона. В отличие от натурального амигдалина, лаэтрил хуже усваивается организмом.

Во-вторых, эффективность продукции Цитофармы ниже, чем продукция Международного Центра Профилактики Онкологических Заболеваний. Это напрямую выходит из рекомендуемых дозировок применения препарата. Например, для чая амигдалинового в капсулах (продукция МЦПОЗ) рекомендуемая дозировка составляет 300 мг 1 капсула на разовый прием, в то время, как для аналогичного препарата производства Цитофармы, это будут 500 мг. 1 таблетка. Из этого так же вытекает иллюзорность дешевизны мексиканского B17.

Существуют так же заблуждения, что вся продукция с витамином B17 является БАДом. Да, действительно, под данным торговым именем выпускаются и БАДы, но в основном это, опять же, дело рук недобросовестных дельцов с Украины . Мы ни в коем случае не беремся рассуждать и судить — хорошо это или плохо, лишь подчеркиваем, что такие препараты подходят в лучшем случае для профилактики, но никак не для лечения рака, потому что качество и соответствие составу активных компонентов оставляют желать большего.

В целом, сложившаяся картина заставляет нас советовать больному в приоритете продукцию МЦПОЗа, но, естественно, выбор всегда остается за вами. Изучайте информацию более тщательно и не гонитесь за дешевизной!

Интервью с Власовым Д.Н.

Нам удалось урвать немного драгоценного времени у руководителя МЦПОЗ, Власова Дениса Николаевича, и лично задать ему несколько вопросов, ответы на которые могут оказаться полезными для нашего читателя. Мы застали его на рабочем месте, но пришлось прождать около часа, пока доктор Власов не закончил с консультацией пожилой женщине, которая на момент нашего прибытия уже находилась в его кабинете.

Добрый вечер, Денис Николаевич. Будем надеяться, что наша беседа не сильно отвлечет вас от работы.

Вечер добрый. Если наш диалог будет способен осветить неоднозначные моменты и поможет еще нескольким больным сделать выбор в пользу B17 – то это можно смело рассматривать, как часть моей работы.

 

Мы уже получили из открытых источников некоторую часть вашей биографии. О том, как вы, например, пришли к лечению с помощью B17 и основали свой центр. Вы не будете против, если мы сегодня поговорим о более конкретных вещах?

Ну, что ж… Интересно было бы, конечно, узнать, что это за информация обо мне ходит в «открытых источниках» (улыбается), но если нужна конкретика, то давайте о конкретике.

 

Сначала позвольте такой нескромный вопрос — как вы позиционируете себя на рынке?

Не вижу тут ничего нескромного и юлить не собираюсь. Мы являемся частным бизнесом. И как любой другой бизнес, мы заинтересованы в прибыли.

 

Это очень смелое заявление! Вы не боитесь, что оно отпугнет потенциального покупателя?

Это заявление справедливое, а не смелое. В мире нет ни одной компании, производящей B17, которая бы действовала исключительно с позиции альтруизма. Все заинтересованы в деньгах. Но кто-то заинтересован только в них, а кто-то, как мы, хочет еще и помочь при этом людям.

 

В чем это выражается?

Хотя бы в том, что мы — единственная компания на территории России, которая не просто продает продукцию с витамином В17, но еще и проводит полную консультацию больного, составляя при этом полный индивидуальный курс восстановления здоровья. Мы не стремимся продать кому-либо «что попало».

 

Вы даете консультацию всем желающим?

Первичную — да. Полную — только тем, кто решил впоследствии сотрудничать с нами. Дело в том, что к нам часто обращаются люди, купившие продукцию других производителей в украинском или калининградском интернет-магазине, а может и еще где-то. Я бы был рад дать им рекомендации по применению, но не могу, так как это продукция не нашего производства, и одному Богу известно, что туда входит. Были случаи, когда люди заказывали препараты с В17 в капсулах, таблетках и ампулах для капельниц через интернет, а им присылали подделки и пустышки. Рисковать чужой жизнью я не имею ни малейшего права.

 

А что входит в ваши препараты?

Ну, различной продукции у нас много, и состав каждого вида содержит самые разнообразные ингредиенты. Базовые компоненты — это чистый и натуральный амигдалин из абрикосовых косточек. Остальные ингредиенты являются вспомогательными и зависят от наименования продукта. Единственное — все они на 100% органические, натуральные, будь то пустырник в препарате «Мир-агдалин» или пангамовая кислота в «Чага-пангамовом» чае.

 

Для чего нужны разные продукты? Разве нельзя просто давать человеку амигдалин?

Это вопрос сродни вопросу, нельзя ли просто есть абрикосовые косточки, чтобы вылечить рак. Ответ — нет. Вам придется есть их килограммами, чтобы получить необходимую для лечения дозировку амигдалина и вы со стопроцентной вероятностью получите ухудшение самочувствия. Отсюда, кстати, и растут ноги историй о том, что витамин B17 является ядом. Понимаете, ситуации бывают разные. Кто-то обращается к нам уже после курса химиотерапии, когда иммунитет организма убит напрочь, и человек может умереть от самой, казалось бы, безобидной простуды. Тогда мы рекомендуем продукцию, которая будет направлена на восстановление иммунитета. Кто-то приходит с гипертонической болезнью — тогда нами выписывается «Мир-агдалин». Но, зная любовь наших граждан к самолечению, я должен упомянуть, что не рекомендую читателям заказывать эти препараты без предварительной консультации со специалистами нашего центра. Каждый случай уникален и для каждого из них нужен свой подход, своя продукция, своя дозировка.

 

То есть вы бы не рекомендовали заказывать продукцию Цитофармы или других производителей для самостоятельного лечения?

Абсолютно верно. К сожалению, кто-то углядит в этом совете злой умысел и желание обогатиться, а кто-то (надеюсь что таких читателей будет больше) здравую мысль о том, что составить точный курс мы сможем только на основе нашей продукции, с которой работаем уже много лет. К тому же, так как сейчас витамин B17 становится все более и более популярным (думаю, что это происходит из-за удручающей статистики полного исцеления от рака при традиционном подходе), на рынке появляется множество подделок. Это, конечно, неприятная тенденция, которая дискредитирует витамин B17 в целом. Я могу отвечать только за нашу продукцию и гарантировать ее эффективность только при строгом соблюдении всех предписаний. Если наш специалист скажет, что вы должны отказаться от жареной пищи — вы должны отказаться от жареной пищи и т. д.. Возможно, это будет трудно, но вам придется сделать правильный выбор.

 

По поводу традиционного подхода к лечению. Насколько он эффективен? Как будет развиваться ситуация в этой отрасли медицины в дальнейшем?

Я отношу себя к представителям нетрадиционного подхода и не хотел бы давать оценку эффективности традиционных методов лечения. Одно понятно, что у каждого человека должен быть выбор и полнота информированности, для того, чтобы не ошибиться в данном выборе.

 

Каков сейчас правовой статус амигдалина в России?

Пока что малая распространенность амигдалина, как и малое количество информации о нем, играют нам на руку. В данный момент витамин B17 продается, как пищевая продукция, но по своей сути является, конечно, эффективным средством для борьбы с болезнью. Мы организовали благотворительный фонд «Оазис Надежды», целью которого поставили полную легитимизацию и декриминализацию амигдалина, как препарата для лечения рака, в России. И в данный момент мы собираем средства для целого комплекса мероприятий, посвященных этой цели. Но даже сейчас наш фонд оказывает посильную помощь отдельным больным, оплачивая либо часть, либо полную стоимость курса лечения при помощи витамина B17 и других альтернативных средств.

 

Каков процент полного исцеления от рака при использовании амигдалина?

Позвольте, этот вопрос, в рамках данного интервью, я оставлю без ответа. Во-первых потому, что данная информация может расцениваться, как призыв к отказу от традиционных методов лечения, а это своего рода преступление, за которое, из-за несовершенства нашего законодательства, я могу понести уголовную ответственность. А во-вторых… Вы мне все равно не поверите…

К сожалению, на этом моменте нам пришлось прервать интервью, так как Денису поступил звонок от больного и он поспешил безотлагательно дать ему первичную консультацию, но пообещал в скором времени встретиться с нами в более спокойной обстановке, чтобы обсудить все незатронутые вопросы.

(Власов Д.Н. и Эдвард Гриффин)

Заключение

Рак по прежнему остается самой смертоносной болезнью на планете. Тем не менее, правительства мало того, что не спешат финансировать исследования в этой области, но и всячески пытаются вставить палки в колеса отдельных инициаторов «альтернативной» медицины. Как будет развиваться ситуация дальше — станет ли амигдалин новой панацеей или традиционные методики лечения достигнут небывалых высот? Время покажет. Нам лишь остается надеяться, что рано или поздно эта страшная болезнь будет окончательно и бесповоротно побеждена. И чем меньше жертв она оставит после себя — тем будет лучше для всех нас. Для всего человечества.